Системная семейная психотерапия – что это? » Пуз Карапуз | Сайт для детей и родителей
up
» » » Системная семейная психотерапия – что это?
Психология


lenyla 24-04-2008
Системная семейная психотерапия – что это?
Вернуться на главную
1 237 просмотров
0 комментариев
Системная семейная психотерапия – что это?Семья в зеркале симптома

Для понимания семейных проблем решающее значение имеет контекст, в котором проявляются те или иные трудности. Жалоба (симптом), с которой семья обращается за психологической помощью – не что иное, как единственный способ данной семьи приспособиться к своим жизненным реалиям. Реагируя на какую-то свою боль, семья избирает негодный способ бегства от нее. Запускается разрушительный процесс, который остановить так же трудно, как падающее домино.

Как часто можно слышать: «У нас все хорошо, если бы не сын-оболтус. Не хочет учиться». После «если бы» может идти «… не папа-пьяница» или «…не дочка-дуреха». Магическое «если бы» отделяет единственного «виновника» семейных проблем от благополучных домочадцев: если бы не он, все бы у нас было в порядке. Такого «козла отпущения» психологи называют идентифицированным пациентом. Это как раз и есть тот самый человек, который, по мнению домашних, «во всем виноват».

На деле порой оказывается, что такой «крайний» несет на себе основной груз ответственности за сохранение семьи. Например, это может быть часто болеющий ребенок, который не дает родителям развестись, так как они вынуждены постоянно объединяться во имя его «спасения». Или – подросток-хулиган, который становится «неуправляемым» всякий раз, как только отец забывает о своей роли мужа и отправляется «в загул». Пара вскрытых автомобилей – и равновесие в семье вновь восстанавливается: муж возвращается, чтобы «обуздать распоясавшегося» отрока, и снова оказывается рядом с женой, а - не в ресторане (с секретаршей на коленях). Как в первом, так и во втором случаях, семья сохраняет целостность, крутясь вокруг своей болезненной точки. Это не значит, что люди намеренно делают больно сами себе. Просто их семейная система не может найти другого способа сохранить равновесие и целостность. А способ, который они избрали, имеет «отдачу», и именно она беспокоит семью.

Самое главное – перестроить мышление семьи так, чтобы все ее члены понимали: виноватых и правых в семейной системе нет и не может быть. Есть лишь семейные избранники, на которых ложится основной груз ответственности за сохранение очага. Семья бессознательно делегирует такого человека, приписывая ему все свои трудности. На самом деле он вовсе не выбирал вести себя «плохо», просто такой способ – единственный, скрепляющий шаткую семейную постройку.

Задача психолога, работающего с такой семьей – не найти и наказать «виноватого», а – развернуть порочный цикл семейных взаимоотношений в противоположную сторону. Тогда из той же точки может начаться процесс обновления, и семья сможет самостоятельно разработать новый стиль отношений.

Внутри и снаружи

То, что семья рассказывает о себе на первом психотерапевтическом сеансе, как правило, является как бы «глянцевой версией» реальных событий. «Показания» домашних могут быть противоречивы между собой, но семья едина в одном: она, как правило, не знает (или не хочет знать) от чего бежит, прикрываясь как щитом, своей же проблемой. Семейный терапевт Пегги Пепп пишет: «Муж может рассказать о том, что становится совершенно беспомощным перед лицом своей разъяренной супруги. Фактически же его “беспомощность” выражается в том, что он начинает ходить из бара в бар, пока жена не найдет его там. То, что в его понимании представляется “беспомощностью”, является рядом действий, рассчитанных на то, чтобы заставить жену отправиться на его поимку». Таким образом, на деле выходит, что муж-ребенок желает иметь в лице жены вечную мамочку. Их семейная игра выглядит всегда одинаково: жена-мамочка спасает мужа-подростка, а тот – снова и снова «отбивается от рук». Поскольку такой супруг не несет за себя почти никакой ответственности, то единственное, на что он может пожаловаться, это – на то, что он беспомощен перед лицом своей разъяренной «родительницы». Но по большому счету – это неправда. На самом деле он предпочитает ни за что не отвечать, и внешний контроль в виде жены ему, как любому подростку, просто необходим.

«Похожая картина нередко складывается в семьях, где есть «ребенок-террорист», которого родители характеризуют как "чудовище", не желающее соблюдать никаких правил», - пишет Сальвадор Минухин, семейный терапевт. «Когда тиран весом в двадцать килограммов терроризирует целую семью, следует предположить, что у него есть сообщник. Чтобы тиран ростом метр с кепкой возвышался над всеми остальными членами семьи, он должен стоять на плечах у кого-то из взрослых. В любом случае терапевт вполне может исходить из того, что супруги считают друг друга никуда не годными, и это наделяет третью сторону - тирана - властью, устрашающей и для него самого, и для всей остальной семьи».

Зачастую дети в таких вечно-воюющих семьях – единственные миротворцы. Не в силах больше наблюдать родительские баталии, они начинают вести себя еще более ужасно, чем каждый из них, чтобы домочадцы наконец прекратили «месить» друг друга, и занялись бы его укрощением, котрое бы их наконец сплотило. Другая распространенная причина отклоняющегося поведения детей – реакция на семейную анархию. Когда родители ежедневно «уничтожают» друг друга, ребенок чувствует, что ему все позволено. В конечном счете, и это - тоже своеобразное экзистенциальное послание родителям. «Вот, чего вы добились своим воспитанием», как бы говорит чадо. «Продолжайте в том же духе, и я покажу вам кузькину мать». Это послание, как и 90% всех посланий в воюющих семьях, перевернуто по смыслу. На самом деле оно означает: «Остановитесь!».

Неизменность семейной иерархии

Семейные психологи утверждают, что жизнь любой семьи подчиняется определенным единым порядкам и законам, вне зависимости от того, осознаются ли эти порядки и законы членами семейной системы. Одним из таких законов является закон неизменности семейной иерархии. Семейная иерархия базируется на хронологической последовательности вхождения членов семьи в систему. Самый высокий статус в семье – у родителей, а статус детей соответствует порядку их рождения. В патриархальных семьях иерархия почитается неосознанно. Это выражается (например) в том порядке, в котором в патриархальных семьях было принято садиться за обеденный стол – слева направо: отец, мать и дети в порядке их появления на свет. Взаимоотношения разных семейных систем между собой тоже подчиняются определенным законам, но здесь порядок обратный: более новые системы сильнее предыдущих. Так, система новой семьи сильнее, чем система родительской семьи, откуда человек произошел.

Множество семейных проблем возникает из-за того, что системный порядок и системная иерархия нарушаются семьей или кем-то из ее членов. Например – член «низшего статуса» позволяет себе что-то, что позволительно только членам с высоким статусом, скажем - ребенок оказывается посвящен в подробности личной жизни родителей и пытается быть родителем своих родителей, поучая их.

Такое нарушение семейной иерархии влечет за собой ролевую путаницу. Подобное нередко случается в семьях, переживающих кризис. Типична следующая ситуация: отец по каким-то причинам покидает семью – уходит к другой женщине или – просто дистанцируется, погрузившись в «свою жизнь». Мать и дети «в отместку» исключают его из семейной системы – они живут так, как если бы его не было, не посвящая его в свои дела и тесно сплотившись между собой. Для матери в такой неполной семье всегда существует соблазн возложить на детей (или – кого-то из них) права и обязанности, которые раньше лежали на отце, чтобы «привести семью в равновесие». Например – мать делает сына своим доверенным лицом, в подробностях рассказывая ему о том, как тяжело ей дается уход отца. Таким образом сын отчасти наделяется правами отца, теряя при этом детские права на мать: теперь он не может быть слабым, ведь маме так нужна поддержка! В другой подобной семье мать переложила на сына все ведение хозяйства и контроль за семейным бюджетом. Сын мог сказать матери: «Опять купила книжку! Сейчас мы не можем себе этого позволить». У пятнадцатилетнего мальчика появилось особе право решать, на что потратить семейные деньги, а мама поставила себя в такое положение, что вынуждена была спрашивать у него «добро» на любую пустяковую покупку.

Подобная ролевая путаница влечет за собой искажение отношений. Мать уже не может выполнять свои материнские функции по отношению к сыну: заботиться, жалеть, ухаживать, а также – использовать свою власть: запрещать и приказывать, когда это необходимо. Сын, в свою очередь, теряет возможность быть ребенком, утрачивая право на материнскую поддержку (ведь, это он теперь должен ее поддерживать!). Иллюзорная же власть, которой он (как бы) теперь располагает, подрывает и его доверие к матери, и его понимание самого себя: он толком не знает, кто он теперь такой.

Работа семейного психолога в такой ситуации заключается в том, чтобы восстановить семейную иерархию, вернув ее в первоначальный вид. Даже в неполной семье самый высокий статус остается у единственного родителя. Мать или отец должны отказаться от соблазна перекладывать часть «высвободившихся» обязанностей на кого-то из детей. Если груз слишком тяжел, его нужно перекладывать не на кого-то из детей, а на других взрослых из той же системы: бабушку или дедушку. Дети могут привлекаться в помощь родителям, но они не должны обладать большей властью, чем кто-то из них.

Кроме того, исключенный из системы отец тоже вполне может продолжать выполнять часть этих обязанностей. Неполная семья также может быть вполне гармоничной: отец может оставаться отцом, и это – другая часть работы, которую должен проделать семейный психолог. Подключение отца к жизни семьи, даже в ситуации развода между родителями – вполне реальная задача. В результате дети снова обретут право быть младшими и на правах детей обладать обоими родителями.

Война систем

Другой типичный вариант семейных проблем – противостояние двух семейных систем друг другу. Именно это просиходит, когда в одном доме живут несколько поколений людей с неравным статусом. Если у молодой семьи нет возможности жить отдельно, то единственный способ сохранить новую семейную систему – выстроить четкие границы, отделяющие суверенную территорию одной семьи от территории другой. Термин «территория» имеет в данном случае как прямой, так и психологический смысл. Статус любой новой системы выше, чем статус старой. Иными словами, важность собственной супружеской жизни и собственные приоритеты должны стоять для моложенов на первом месте после интересов родительской семьи, в которую встроена новая супружеская чета.

Именно за пренебрежение этим простым правилом тысячи молодых семей платят распадом: несмотря на то, что молодые люди создали свою семейную систему, власть в ней продолжает принадлежать родителям того супруга, в чьем доме приходится жить молодой семье. Теща в такой семье руководит всем хозяйством, а тесть распределяет все наличные средства, не сильно интересуясь желаниями юного зятя. Нередко власть старшего поколения распространяется и на отношения молодых супругов: мама диктует дочери, как вести себя в ситуации конфликта с мужем, вмешиваясь во все и на каждом шагу.

С появлением ребенка бабушка и вовсе становится главной: ведь у нее за плечами опыт! В ситуации, когда разъезд невозможен, сохранение молодой семьи может быть достигнуто только одним способом: психологическим отделением новой системы от старой. Семейный психолог в такой ситуации должен проделать работу по разделению такой «сиамской» семейной системы на две самостоятельные и жизнеспособные. На деле это нередко выглядит, как раздел финансов, но главное – это отделение своих собственных интересов и желаний от мнений родительской семьи.

Особенно это важно в виду рождения детей. Ребенок должен знать, что именно отец и мать наделены эксклюзивной властью и исключительным правом заботиться о нем. Если же чадо ежедневно видит, как его собственной мамой командует бабушка, хаос в детской голове неизбежен. Ребенок не может понять, почему ему нужно слушаться маму и папу, если дедушка и бабушка обращаются с ними, как с младенцами.

***

Говоря о семейной терапии, психолог прежде всего должен иметь в виду не группу людей, которые делят друг с другом стол и дом потому, что «так сложилась жизнь», а некий сложный и уникальный по своей природе микрокосмос, который живет по своим собственным законам, и непрерывно развивается, как любой живой организм. Чтобы поменять нечто в этой сложной системе, нужно прежде всего помнить, что в семье не может быть простых линейных зависимостей: «правый-виноватый», «слабый-сильный», «жертва-агрессор», «донор-реципиент», «вор-полицейский», «беглец-погоня», и так далее. Пьеса, которую мы наблюдаем попав в «семейный театр», может напоминать один из упомянутых сценариев, но в действительности все не так плоско. Мы всегда имеем дело со сложными взаимными зависимостями и поменять что-то в этой многоуровневой структуре можно только, если система сама этого захочет и изменится вся целиком. А для этого прежде всего необходимо, чтобы все действующие лица в полной мере осознали, по какому сценарию разыгрывается пьеса, и согласились бы добровольно сменить его на другой, более жизнеутверждающий.


Полина Гавердовская,психолог
Скачать бесплатно
Новости по теме

Последние комментарии:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Поиск по сайту:
Мы в социальных сетях
Яндекс.Метрика