Дети и деньги » Пуз Карапуз | Сайт для детей и родителей
up
» » Дети и деньги
Воспитание ребенка


puzkarapuz.org 18-07-2010
Дети и деньги
Вернуться на главную
2 124 просмотров
0 комментариев
Дети и деньгиОтрывок из книги «Дети и деньги. Что разрешать, как запрещать, к чему готовиться»
Демина Катерина Александровна
http://www.piter.com/book.phtml?978549807475

Глава десятая,
в которой мы поговорим о «крутых мобилах», потерянных вещах и школьных кражах


Тариф «Классный!» и прочие Приблуды
Как только ребенок идет в школу, родители как авторитет практически перестают существовать. Ваше слово, ваша оценка почти ничего не стоят по сравнению с «Наталья Михайловна сказала отступать четыре клеточки!» и «У Лизы Колобовой есть телефон, и я тоже хочу!». Дети узнают о существовании таких вещей, о которых раньше даже не догадывались. И вы тоже.

Мне, например, и в голову не могло прийти, что бывают ДЕТСКИЕ шиншилловые шубы. Или что можно перво¬класснику дать в школу мобильник бизнес-класса. Нет, я, конечно, догадываюсь, что у его папы просто других не во¬дится, но все равно — хоть убейте, не понимаю: зачем?
И таких открытий чудных будет сотни. Дети начинают ходить друг к другу в гости, обмениваться впечатлениями об отпуске («Ой, в отеле было та-а-ак прико-о-ольно!» — «Ага, а мы на Валдае в настоящий шторм попали!»), приносить из дома игрушки и сравнивать модели мобильников и электронных прибамбасов. И вам придется что-то изобретать, чтобы достойно отвечать на вопросы своего чада.
Оторопь вызывает не только вопиющее богатство. Бедность тоже бывает вызывающей. В том числе — вызывающей многочисленные вопросы. И лучше бы вам заранее сформулировать для себя причины этого явления, которое называется «имущественное неравенство».
На Западе, довольно далеко обогнавшем нас по дороге развития капиталистических отношений, такие вещи практически невозможны. Все приметы вашего финансового положения старательно нивелируются, а еще существует масса социальных барьеров: очень богатые и очень бедные просто физически не могут встретиться. Не может быть многоквартирного дома или микрорайона, в котором богатые покупают квартиры по рыночной цене, а бедные — получают бесплатно от муниципалитета. Кроме того, понятие «privacy» исключает обсуждение темы «у кого сколько денег». Шикарная машина может быть куплена в рассрочку, дом заложен-перезаложен, дорогая кукла подарена богатой крестной, а умопомрачительное платье для коктейля взято напрокат. С другой стороны, существует понятие «вкус» в его социальном смысле. Так вот, выглядеть слишком дорого — это дурной вкус.

Году этак в 1997 к нам в Англию приехала в гости семейная пара из Москвы. Утром мы все собрались на базар и ждали гостью перед домом. Она вышла… На ней был ее самый лучший деловой костюм, нарядные туфли, весь комплект драгоценностей, макияж и прическа. Мы с моей мачехой, собиравшиеся быстренько метнуться за продуктами с мла¬денцами наперевес, не сразу нашлись, что сказать. Сла¬ва Богу, Марина взглянула на наши футболки и лосины и ушла переодеваться. Но драгоценности так и не сняла. Поэтому в первом же магазине ее спросили, не из России ли она приехала. Без всякой иронии, исключительно «в по¬рядке знакомства и добрососедства».
Но в России до сих пор «встречают по одежке». Поэтому будьте готовы к пиратской атаке на ваш кошелек под флагом «Хочу все как у всех!».
Я бы держалась до конца. Оцените реальную необходимость мобильной связи с ребенком-первоклассником, который не может выйти из школы без сопровождающего. На всех родительских собраниях первое, о чем говорит классная руководительница, — не давайте ребенку мобильник в школу. Дети сравнивают «у кого круче», играют на уроках и переменах (вместо того, чтобы побегать и покричать), теряют и разбивают дорогие аппараты. Если вам нужно что-то передать ребенку — всегда можно позвонить в канцелярию. Если ребенку нужно что-то сказать вам — учительница найдет возможность с вами связаться.
Что в плюсе? Вы не нервничаете, что телефон отнимут или украдут. У ребенка нет соблазна позвонить вам и пожаловаться на несправедливость — он будет вынужден учиться, в том числе и находить выход из сложной ситуации. В конце концов, вы застрахованы от неожиданных «подарков» в виде счета на астрономическую сумму, о чем я рассказывала выше.
Как объяснить ребенку, почему «у всех есть мобила, а у него нет»? Да так вот прямо и объясните: «Потому что я считаю, что это ненужная трата денег, да еще и создание потенциально опасной ситуации». («Папа, ты сейчас с кем говорил?») Прислушайтесь к своим чувствам: вы спокойны и уверены в том, что говорите? Или вас все еще грызет червяк беспокойства: «Мой ребенок не хуже других»?
Вот честное слово: если бы у нас продавались специальные «детские» аппараты — слова бы худого не сказала. Такие, знаете, резиновые, яркие, с тремя кнопками: «мама», «папа», «SOS». И чтоб стоили три копейки. И блокировались на время урока. И никаких других функций. Да ради Бога! И маме с папой спокойнее, и ребенок отслежен на спутниковой карте. Но нет ведь пока такого! А есть только с камерой, с видео, с играми, двумя сотнями рингтонов и тому подобной дребеденью. Поэтому приходится стоять, как Великая китайская стена, и выслушивать бесконечную песню о главном: «Мам, ну пожалуйста, можно мне мобильник, как у Жеки!».

Растеряйка
В холле нашей школы стояла коробка с такой надписью, в нее дежурные складывали найденные варежки и шарфы. Иногда попадались кошельки и ключи.
Скорее всего ваш малыш сильно расстроится, когда в первый раз не найдет на месте свое имущество. Утешьте его, скажите, что понимаете, как неприятно терять свои вещи, пусть даже очень дорогие.
Чтобы не пришлось утешать вас, не давайте ребенку в школу ничего, что стоит больше суммы, которую вы готовы подарить прохожему. Глупо звучит, но я много раз наблюдала в школьном коридоре дикие скандалы с участием разгневанных мамаш и растерянных охранников: «Да эта куртка стоит больше, чем вся твоя зарплата!!» — «Ну я-то чем виноват? Надо было вещи на место класть!» И успокаивала малышей, которые не хотели идти домой, потому что «мама меня убьет — эти варежки папа привез из Америки».
Детям абсолютно все равно, в чем валяться в снегу, играть во дворе и бегать за девчонками. Пусть лучше это будут три куртки с рынка, которые не жалко порвать/потерять, чем одна из бутика.

Мой трехлетний сын участвовал в свадебной церемонии в качестве пажа и подносчика колец. Все торжество про¬исходило в английской деревне. После довольно длинной официальной части я уложила малыша спать. Проснув¬шись, он категорически отказался надевать нарядный бе¬лый костюм, мотивируя отказ тем, что в нем никуда нельзя лазить и бегать. Так и щеголял до самого конца праздника в трусах, жилете и бабочке.
Кражи
Кражи будут всегда, пока есть массовые школы. Поэтому учим детей простейшим навыкам:
• ничего не оставляй в карманах, когда сдаешь верхнюю одежду в гардероб;
• старайся не хвастаться новыми игрушками и нарядами;
• если пытаются отнять силой — отдавай и сразу сообщай учителю, охране, родителям (правда, это уже не кража, а разбой: другая статья).

Учителя обычно знают, с кем имеют дело, поэтому с большой долей вероятности воришка будет обнаружен. Не факт, что это поможет вернуть украденную вещь.

Третьеклассница Аня «на секундочку» оставила свой самокат в поле зрения школьного охранника и отбежала в туалет. Когда вернулась — самоката не было. Дальше мама Ани
методично обходила:
• охранника, который заявил, что он тут не для того стоит, чтобы всякие брошенные самокаты охранять;
• завуча школы, которая приняла ситуацию близко к сердцу и стала уговаривать Аню «вспомнить», что на самом деле самокат она оставила возле своего подъезда;
• начальника охраны, который обнаружил, что запись с камеры слежения не ведется — сломан магнитофон.

Дети указали на девочку из параллельного класса, у которой в тот же вечер появился новый самокат. Прямо на улице так вдруг и появился. Девочка, будучи спрошенной учительницей, сказала, что самокат дала покататься другая девочка, и даже назвала ее имя и адрес. Но у этой девочки родители не идут ни на какие контакты и отказываются общаться. Оба — юристы. «Что ж, — вздохнула Анина мама. — Купим весной другой». На том история с угоном колесного средства и закончилась.

Правовая незащищенность всех и от всего в нашей стране скорее норма, чем исключение. Поэтому, наверное, и неплохо, если ребенок «обожжется» на чем-то не очень дорогом, чтобы потом научиться следить за своими вещами и держать ухо востро. Не знаю. Грустно все это. Но что делать — не представляю.
В любом случае, ваша реакция на кражу должна быть такой же, как на любую потерю: внимательно выслушиваем пострадавшего, стараемся присоединиться к его переживаниям, если они очень сильные и болезненные — называем эмоцию: «Тебе, наверное, очень обидно… Ты, наверное, очень злишься… ты чувствуешь себя беспомощным…» И так до тех пор, пока слезы не иссякнут.
На бумаге эти рекомендации выглядят довольно смешно и немного по-дурацки. Но они РАБОТАЮТ, даю слово. Только надо выдержать правильный тон: в меру сочувственный, не впадая в ажитацию, но и не обесценивая потерю, как делают многие родители: «Да плюнь ты, из-за чего тут расстраиваться?!» Огорчает не столько утрата ценности, сколько вот это ощущение беззащитности и невозможности что-то исправить, бессилия. Кстати, это актуально для переживания любой потери.

Резюме. Ваш ребенок пошел в школу, это совершенно новый для него мир. Стоит потратить некоторое время и познакомить его с основными правилами и особенностями этого мира. Отработайте навыки безопасного поведения. Не стоит покупать и давать в школу дорогие вещи, утрата которых будет болезненна для вас и для ребенка. Не участвуйте в «конкурсе родительских кошельков», не поощряйте разговоры на тему «у кого что есть крутое». Постарайтесь сфокусировать внимание ребенка на сути происходящего в школе, а не на внешних атрибутах. Тем не менее помните, что потери неизбежны.
Новости по теме:
Новости по теме:

Последние комментарии:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Поиск по сайту:
Мы в социальных сетях
Яндекс.Метрика